"Кин IV": спектакль, заставляющий думать

14.11.2016

Долгий и сложный, но полностью забирающий твое внимание и не дающий ни на минуту оторвать взгляда от происходящего на сцене, то заставляющий улыбаться и смеяться, то чувствовать, что вот-вот заплачешь, заставляющий сравнивать события, происходящие на сцене с событиями из своего прошлого, заставляющий думать... Все это о спектакле "Кин IV", который вновь представили зрителям актеры Сахалинского международного театра имени А. П. Чехова в минувшую субботу. 

Премьера спектакля состоялась чуть больше года назад, в сентябре 2015-ого. Именно этим спектаклем театр открыл свой юбилейный 85-ый сезон. Пьеса была поставлена петербургским режиссером Тимуром Насировым по мотивам пьесы Александра Дюма "Кин, или Гений и беспутство", произведению многогранному, но сложному для прочтения.

Так, несколько лет назад, находясь в поисках истоков фразы "гений и беспутство", которую ныне используют, повествуя о жизни великих писателей, поэтов, ставя между двумя  словами знак равенства: если гениален, значит беспутен, то есть легкомысленен, я как раз и наткнулась на отрывки этой пьесы. Уже тогда эта небольшая часть произведения, а скорее образ главного героя Кина, оставил в сознании двоякое впечатление и желание узнать об этой истории как можно больше. Когда в прошлом году я увидела афиши этого спектакля, четко сказала себе, что должна увидеть ее на сцене. Вот правда осуществилось желание только позавчера.

Это пьеса, рассказывающая о театре времен романтизма, о зрителях и актерах.  В начале 19 века в Англии в театр ходили не только за тем, чтобы посмотреть спектакль, а в большей степени за тем, чтобы набраться новых впечатлений для сплетен в салонах и на приемах. Здесь узнавали и рассказывали последние новости, обсуждали новые наряды и кавалеров, внимательно следили за обращенными на себя или кого-то взглядами, передавали любовные записки, назначали свидания. Мушка, на щеке дамы, сидящей в ложе, часто привлекала большее внимание нежели действо, происходящее на сцене.

Все значительно изменилось с появлением в театре Эдмунда Кина. Кин был сыном актрисы,  внуком автора гимна Великобритании, его отец также был мимическим актером. Но вскоре после рождения сына его родители умирают и Эдмунда забирает на воспитание брат отца, который и замечает в нем актерский задаток и начинает готовить к выходу на сцену. Но смерть постигает и дядю. Тогда ребенка берет на воспитание подруга дяди, актриса театра, которая получает для него разрешение смотреть все спектакли театра из-за кулис. В итоге он становится актером, сначала исколесившим всю страну, а затем вернувшимся в Лондон и нашедшим славу в театре "Друри-Лейн". Он привлекал внимание своей открытостью, своим безграничным талантом. Актер прославился великолепным исполнением героев шекспировских пьес.

Но таким он был на сцене, в жизни же Кин - гуляка, любящий выпивку и женщин и своими похождениями возвращающий кажется, наконец, вовлеченных в истинный смысл театра зрителей, к сплетням. Которые, кстати, только поднимали его авторитет.

Но почему такую жизнь вне сцены ведет Эдмунд? Чего ему не хватает? Просто, не смотря на всю славу и признание, он тоже человек со своими проблемами, мечтами и желаниями. И "Кин IV", на мой взгляд, - это пьеса, показывающая, в первую очередь, актера во внесценической жизни, которая ничуть не меньше, чем шекспировские трагедии, исполняемые со сцены, наполнена драматизмом. Здесь и ложь, и измена, и долги, и  провалы, и предательство. Это мир, в котором все идет по неизвестному актеру сценарию.

В пьесе прекрасно переданы взаимоотношения Кина с принцем Артуром Уэльским, будущим королем Великобритании, который дожидаясь места на троне кутил в молодости вместе с актером. Один -король сцены, другой - будущий король страны. Они много спорили и ссорились, но в итоге мирились и продолжали идти по жизни рядом, ведь Артур, которому приходилось вести себя подобающе положению в обществе, мог быть самим собой,молодым и веселым, лишь с Кином. Но женщина, одна на двоих, внесла разлад в их дружбу. И лишь, через шесть лет, уже будучи королем и фактически находясь у крышки гроба, Артур переступает через себя. Он просит позвать Кина, который к тому времени, от личного одиночества почти окончательно спился. Кин ведет его к смерти, выполняя последнее желание - умереть как веселый король. Автор вновь проводит параллель: Кин на краю, но он не сдается,  не сдается и его друг -король, медленно умирающий от кишечной инфекции и удирающий по веревке как малолетний хулиган, из царских покоев на улицу, приняв от Эдмунда приглашение в вечность.

В спектакле совершенно по-новому смотрится и сцена: она оголена, зритель видит часть закулисья. Нам показывают то, что обычно скрыто от глаз, ведь и вся пьеса изображает театр изнутри. Декорации движутся, но не только для того, чтобы зрители могли понять смену места действия, но и для того, чтобы показать внутренние  перемены в душе главного героя. Если в начале гримерная Кина наполнена цветами, ему принесли новый диван, все ярко и красиво - он ждет женщину. То в  четвертой картине, описывающей события через  шесть лет от того времени, зритель видит Кина в собственном доме,  который находится в упадке, он серый и полупустой. Декорации ломаются и раздвигаются, висят на веревках - также чувствует себя теперь хозяин дома.

Костюмы героев прекрасно передают моду эпохи 19 века, а также настроение самих героев, их душевное состояние: не зря же, отправляясь в свое последнее совместное приключение, Кин и Артур, переодеваются в ярко-красные костюмы.

"Кин IV" - спектакль, который нужно посмотреть, чтобы поразмыслить о жизни и найти ответы на многие вопросы о ней, которые нет-нет да задаем мы себе сами. "Что наша жизнь? Игра..."

Катерина Раченко, блоги АСТВ

Другие события