20 апреля 2016

Сахалинский Чехов-центр оставит спектакль "Прекрасное далеко" неприкосновенным

В Чехов-центре состоялось обсуждение спектакля "Прекрасное далеко". Камерная постановка Павла Зобнина по пьесе современного драматурга Данилы Привалова идет в театре уже пятый год, входит в число любимцев публики, неоднократно выезжала на гастроли и получала награды на фестивалях. А теперь стала предметом круглого стола, больше походившего на "двусторонник". На нем большая команда представителей Чехов-центра при стечении всевозможных СМИ проясняла "недопонимание" с одним-единственным зрителем, который углядел в "грустной утопии" Привалова-Зобнина намеки на пропаганду наркомании и разврата.

Зритель Алексей Лазарь оказался руководителем общественной организации "Трезвый Сахалин". Увиденное его расстроило, поскольку расходится с его представлением о театре как общественной кафедре, несущей гуманистические ценности, "к тому же Сахалин на 79-м месте в России по наркомании". Эти слова привели актеров в явное замешательство. Если подытожить их аргументы: играют они чистую и нежную историю о добре и любви. И впервые с момента постановки столкнулись с подобным углом зрения. Но ведь ангелы курят дурь в процессе? Курят. Так ведь с юмором, возражали актеры. И вообще это не главное. И вообще было трудновато дискутировать с актерами (не только из-за количественного преимущества), а ввиду профессионального мастерства. Потому как главным аргументом о сути и смысле этой "райской" комедии стал монолог бабы Тани от народной артистки РСФСР Клары Кисенковой, кстати, недавно, вернувшейся с церемонии награждения "Золотой Маской". И со всей силой таланта она доказала в два счета: эти режиссерско-драматургические "фишки" затмили для зрителя главное — судьбы юных героев в чине ангелов, не успевших понять, для чего воюют, не доживших до любви и пытающихся в своем фантасмагорическом житии как-то упущенное наверстать. Ну можно ж потоньше сюжет изложить, возражал зритель Лазарь. Вот в Барнауле (постановка, видимо, Дмитрия Егорова) смогли так расставить акценты, что все смысли стали очевидными, вот и вы могли бы как-нибудь постараться… Но Зобнин поставил как Зобнин, а не как Егоров, и с этим ничего делать не будут.

Представитель Южно-Сахалинской и Курильской епархии Роман Суханов был корректен: "Наша задача как священнослужителей — оберегать моральное здоровье сахалинцев. Но мы не хотели бы, чтобы ситуация выходила в конфликтное русло. Церковь не претендует на роль какого-то цензора. Просто в таких случаях мы должны откликаться на чаяния наших прихожан". Комментарии представителей Чехов-центра помогли, по его словам, понять, что спектакль на самом деле замечательный.

Зритель, конечно, равновеликая актеру в театре вершина, как и сказала председатель Сахалинского отделения Союза театральных деятелей России Антонина Добролюбова. Всякие вопросы требуют диалога. Но, может, стоило бы расширить круг этих самых зрителей ради обсуждения серьезной в общем-то темы? Журналистов там было поболе зрителей, правда, для чего пригласили принять участие в круглом столе, понятно не было. Их мнения никто не спрашивал, очевидно, к зрителям они не относятся. Хотя не выдерни журналист из соцсетей мнение зрителя в новостную ленту, не было бы повода и для дискуссии, которая явно пошла на пользу и сближение позиций.

Рассказывать сюжет спектакля нужды не было — видели и разделяем мнение театра. А где проходит линия между допустимым и недопустимым в театре и кто должен ее определять, насколько вправе зритель влиять на волю художника и современного театра, какими методами воспитывать терпимость сахалинского зрителя к многообразию и неоднозначности театрального искусства, как найти компромисс между крайностями — "так нельзя ставить" и "не лезьте не в свою епархию" — осталось за кадром дискуссии. Как помним, с особой силой эта проблематика обострилась в прошлом году в связи с новосибирским "Тангейзером" в постановке Тимофея Кулябина. Может, об этом стоило говорить? Не на одних эмоциях, а с участием профессиональных экспертов, критиков. А то ведь на каждого несогласного с режиссерским решением круглых столов не насобираешь. Вот и присутствовавший в зале южносахалинец Дмитрий Мочедловский и вовсе завернул про "окна Овертона" применительно к спектаклю: посмотрите-де, как ненавязчиво зло проникает в наши души в обертке благих намерений искусства…

В целом разошлись миром и согласием. Конечно, заявлений в прокуратуру со стороны оппонентов не будет. Со своей стороны театр не будет вносить коррективы в спектакль. Все на одной стороне — за крепость нравственных устоев и торжество здравого смысла. Чехов-центр остался в очевидном плюсе: желающих посмотреть обсуждаемый предмет только прибавится.

Марина Ильина

https://www.sakhalin.info/search/list3/114801

Поделиться:
САХАЛИНСКИЙ
МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЦЕНТР
им. А.П.ЧЕХОВА
693020, г. Южно-Сахалинск,
Коммунистический пр., 35
E-mail: chekhov-centre@sitcc.ru
(4242) 72-72-80 / 72-72-79
Касса: (4242) 42-52-62 / 30-62-42