11 ноября 2014

Знай край, да не падай!

О спектакле Сахалинского международного театрального центра имени Чехова «Метод Грёнхольма» по пьесе Жорди Гальсерана.

Пьеса известного испанского драматурга, обошедшая многие сцены мира, была представлена сахалинцами на обменных гастролях в Иркутске с обсуждением зрителей. Общее мнение: спектакль вполне удался – и по серьёзному прочтению драматургического материала, и по актёрской игре, тщательно выстроенной, направленной на раскрытие важной современной темы. И за что отдельное спасибо – без малейшего уклона в дешёвую развлекательность.

 № 1 из 1

Сцена из спектакля. Фернандо (артист Андрей Кузин), Карлос (артист Сергей Максимчук), на дальнем плане Энрике (заслуженный артист России Андрей Кошелев)

Автор фото: из архива театра

Тема вечная: люди гибнут за металл, как выразился зарубежный классик примерно двести лет назад. Отличие нашего времени – в безграничности наслаждений, предоставляемых высокоразвитыми технологиями, и в столь же изощрённых соблазнах человеческой души, жаждущей презренного металла, дабы обменять его на эти наслаждения…

Сюжет прост: престижная торговая фирма объявляет конкурс на высокооплачиваемую должность топ-менеджера и предлагает пройти собеседование, по результатам которого будет выбрана кандидатура. Вот оно-то, собеседование, оказывается совсем непростым. 

Энергичный и амбициозный соискатель по имени Фернандо Порта приходит к назначенному часу и обнаруживает, что испытаниям будет подвергаться не один, а вместе с ещё тремя претендентами – в открытой, так сказать, конкуренции. 

Сразу обнаруживается бесчеловечность метода: по ходу выполнения заданий, получаемых в конвертах через оконце в стене, участники должны решать, кого исключить из конкурса, кого оставить – то есть отбор делается руками самих испытуемых. При этом игра идёт вслепую: никому не известно, где говорится правда, где ложь. Можно ли верить (а значит, и сочувствовать) уже немолодому Энрике, якобы потерявшему всё из-за развода с женой; Карлосу, что он намерен сменить пол; действительно ли у Мерседес только что умерла мать и т.д. Первая же задача вызвала затруднение: вы­яснить за десять минут, кто из четверых на самом-то деле подсадной психолог этой же фирмы, не удалось, ответ остался на уровне подозрений.   

Тем не менее, в финал выходит именно Фернандо – самый дерзкий и безжалостный по отношению к соперникам: он никому не выказал сочувствия, чуть не подрался с Карлосом, грубо саботировал одно из заданий, не согласился ни в чём уступить даже единственной женщине. И всё для того, чтобы получить высокооплачиваемую должность! В исполнении актёра Андрея Кузина такой герой особых симпатий не вызывает. Но и другие не лучше. После конкурса выясняется: все трое – мягкий Энрике (засл. артист России Андрей Кошелев), флегматичный Карлос (артист Сергей Максимчук), решительная Мерседес (актриса Наталья Красилова) никакие не соискатели, а психологи фирмы!  

Три специалиста совсем с другими именами профессионально взламывали сознание человека, ничем от них не защищённого! 

Введённый режиссёром Александром Созоновым персонаж по имени Телец с его торжествующим гимном «Сатана тут правит бал!..» ещё резче подчёркивает, что мир, как и прежде, лежит во зле, а ныне и вообще все друг друга стоят – вот до чего докатилось человечество!

Но это первый, сатирический план. Текст пьесы даёт основания заметить, что человек не так уж бросается гибнуть за металл. Есть сопротивление, может, даже на уровне интуиции, природной закваски. Вчитаемся внимательнее.

Сухо и деловито Мерседес-Ньевес объясняет (она главная в тройке), что метод испытаний, который они применили, разработал шведский психолог Исайя Грёнхольм, глава их официального офиса. Основная задача: «оценить реакцию претендента на различные эмоциональные раздражители. В первую очередь принимается во внимание так называемая творческая составляющая…». Уведомляет Фернандо: о решении, принят он или нет, ему сообщат через две недели.

После его ухода устраивается обмен мнениями. Энрике-Эстебан и Карлос-Мигель готовы поддержать кандидатуру Фернандо, видя в нём человека достаточно сильного и способного постоять за себя. Мерседес-Ньевес категорически не согласна, она просто пылает от возмущения, называя Фернандо «полным ничтожеством». Наконец со словами: «Сейчас поглядим, какой он сильный» просит вернуть Фернандо обратно. Она предлагает коллегам выложить ему всю подноготную о нём (у них в руках папочки с собранной информацией): «Выльем ему на голову ведро помоев… Если не сломается… если выстоит – я сама за него проголосую».

Команда дружно наваливается на вновь поднявшегося к ним Фернандо (11-й, кажется, этаж, и это важная деталь!), в голос утверждая, что взять его было бы большой ошибкой. Он агрессивен, в то же время, по мнению Мерседес-Ньевес, это всё напускное в нём, «симуляция», грозящая, добавляет Энрике-Эстебан, в случае конфликта всё только усугубить. Они приводят трудные случаи из его биографии и в итоге объявляют законченным неудачником. 

Фернандо теряет дар речи. Все соглашаются, что он проиграл.  Однако в запальчивости Мерседес-Ньевес бросает фразу: «Мы не нуждаемся в хорошем человеке, который выдаёт себя за сукиного сына; нам нужен сукин сын, похожий на хорошего человека», и зритель говорит себе: стоп. Неужто в этом-то шабаше нашлось место упоминанию о хорошем человеке?.. Странно… 

И вот словно кто-то вынимает из рамы картину, сложившуюся в зрительском сознании, и вставляет другую. С другим Фернандо, другой Мерседес-Ньевес. И нам, втянутым в этот психологический триллер, похоже, предстоят неожиданные открытия. И они происходят.

Вызывающее поведение Фернандо – не есть ли оно не что иное, как полное неприятие подобного «собеседования», блеф и бунт? Он не верит душещипательной истории Энрике, потому что сразу заподозрил в нём «подсадную утку», и это его раздражает. От него ждут «толерантности» к извращенцу Карлосу – с какой стати?  Получите скандал! Пожалеть Мерседес – ни за что: Фернандо почуял в ней избалованную богачку-эгоистку. И к образу католического священника в задании про горящий самолёт нет у него пиетета, и мы можем предположить почему, исходя из досье с его биографией. 

Выходит по всему: перед нами человек из низов, рвущийся наверх и пытающийся принять навязанные правила игры, но не способный убить в себе живое. 

А что такое Мерседес-Ньевес, успешная и невозмутимая бизнес-леди, почему-то вышедшая из себя? А что если Фернандо пробудил в ней искренние чувства? И её слёзы, вызванные им согласно заданию, не фальшивы – она просто не сумела их скрыть, слушая его монолог о любви к родителям-беднякам? И негодование против него – не женская месть за внезапную слабость, а яростная попытка не допустить его на фирму, где будет уничтожена его душа? Ведь это «собеседование»  ещё и инструктаж… 

Она дольше всех не покидает его. Боится оставить одного? Если он сломлен, а они сделали для этого всё, то вдруг захочет покинуть их высокий этаж через окно?.. 

Так сломлен или нет – нас это тоже волнует чрезвычайно!

Ответ содержится в концовке «Метода», и она любопытна для иркутян особенно.

Фернандо звонит товарищу по бизнесу, в самом начале пьесы звавшему его на деловой ужин. То­гда он отказался, предложив от его имени послать партнёров подальше – «хватит перед ними расстилаться», у него «офигенное место наклёвывается». Теперь он говорит совсем иное: «Привет, старик. Да, я закончил. Слушай, я всё-таки приду на ужин… Нет, что ты, мне дали место. Хотели даже, чтобы я немедленно подписал конт­ракт, но в последний момент меня осенило, и я послал их к чертям собачьим… Сучье племя, знаешь. Шпана, честное слово. Такие проверки учинили. Расскажу – не поверишь… Каталонцы ещё с тобой?.. Да, да, сию минуту еду… Ждите меня, ладно?»

Вам ничего напоминает этот отрывок? «…Извини, старик, я погорячился. Да, всё правильно… Совершенно спокоен… Да, хочу на охоту… выезжаешь?.. Прекрасно… Я готов… Да, сейчас выхожу». Это Зилов, «Утиная охота» Александра Вампилова. И состояние героев похожее: Зилов так же с трудом приходит в себя после психологической встряски, только устроенной себе самому своими воспоминаниями. Критики вот уже сорок лет спорят: прошёл он точку невозврата в своём падении или нет. По-видимому, творчество нашего земляка-классика не осталось без внимания современного испанского драматурга. 

…Вот и женщина-психолог медлит, не зная, чего ожидать от Фернандо. Лишь услыхав из телефонного разговора, что он возвращается в свою прежнюю жизнь, она задаёт последний, удостоверяющий вопрос: «Вы знаете, как отсюда выйти, правда?». И услышав «да, да», уходит.  

Этот второй план трудно сыграть, как трудно сыграть Зилова и Кузакова, и при всей успешности постановки хотелось бы от исполнителя главной роли Андрея Кузина и его  оппонентки-защитницы, которую играет Наталья Красилова (особенно от первого), чуть больше знаков человечности, конт­растирующих с общим игровым настроем. 

…Фернандо остаётся в наступающей вечерней темноте. Он в глубокой задумчивости. Не спешит и на деловой ужин… Может быть, он решает главный вопрос жизни: нужна ли ему работа, цель которой – любой ценой «впарить» товар покупателю? Может, она вообще не для него? Или не ту фирму он ищет? И есть ли другие в обществе, сделавшем ставку на безудержное и непрерывное потребление?

Но это уже вопросы зрителя, и если они возникают, значит, задеты болевые точки.

Валентина Семенова, газета «Восточно-сибирская правда» (г. Иркутск)

11 ноября 2014 года

Поделиться:
САХАЛИНСКИЙ
МЕЖДУНАРОДНЫЙ
ТЕАТРАЛЬНЫЙ ЦЕНТР
им. А.П.ЧЕХОВА
693020, г. Южно-Сахалинск,
Коммунистический пр., 35
E-mail: chekhov-centre@sitcc.ru
(4242) 72-72-80 / 72-72-79
Касса: (4242) 42-52-62 / 30-62-42